Павел Моисеенко

«Типографика в терминах и образах» Владимира Кричевского (2000)

Забавно вышло с этой книгой. Я купил ее в интернет-магазине несколько лет назад, когда еще жил в Иркутске. При переезде в Тулу привез с собой. Когда уже принялся за чтение, выяснилось, что поселился в пяти минутах ходьбы от типографии где она напечатана.

Книга длинная и занудная. Из всех дизайнерских книг какие я знаю — эта самая трудная. Плюс ко всему, ее банально неудобно читать — в первом томе описаны типографические термины в энциклопедическом формате, а во втором томе даны иллюстрации. Приходиться держать перед глазами оба тома, чтобы сопоставлять материал.

Я профессионально вырос на русском вебе нулевых: студия Лебедева, затем Бюро, поздний Чихольд, Брингхерст, Тафти. Все это классическая книжная типографика. Широкие поля, много воздуха, маргиналии и тому подобное. Кричевский со скепсисом относится к классическим правилам хорошего тона. Его критика — глоток свежего воздуха и здравомыслия среди догматичного следования канону.

О висячей строке

Правила висячей строки входят в противоречие со здравым смыслом и типографическими реалиями. Например, флаговый набор исключает колебания межсловных пробелов по определению и потому препятствует вгонке и вытяжке.

img_2306
На правой полосе — «вызывающе» висячая строка. Никакой катастрофы, как видим, не случилось, хотя эта мелкая деталь привлекает внимание (типографа) сильней, чем даже по-модернистски эксцентричная раскладка полей

О воздухе

Тот, кто отмечает недостаток воздуха, обычно выражает тем самым озабоченность. Термин используется как оценочный. Однако трудно согласиться с тем, что незаполненное пространство — абсолютная ценность. Ибо, во-первых, заполнение — один из основополагающих принципов типографики. Во-вторых, при недостатке воздуха типограф может вести композиционную игру на фоне сплошного текста. В-третьих, с равным успехом можно поэтизировать и воздух, и его нарочитый дефицит. В типографике нет альтернативы между экономным и прекрасным. Иначе, например, пришлось бы усомниться в художественном потенциале газет, справочников, карманных изданий.

Обладателям знаний только классического канона недоступны все остальные возможности типографики.

img_2290
Классический канон не позволит заверстать текст в плашке прижатый к нижнему краю

img_2295
Не позволит сделать обрамление из текста

img_2291
За такое сразу по рукам!

Об удобочитаемости:

Размещение гарнитур в порядке снижения удобочитаемости отражает всего лишь картину их распространения в печати: первое место в конце 30-х годов прошлого века заняла Литературная, предпоследнее — Табличная. Удобочитаемость сомкнулась с употребляемостью, при том что последняя отразила не столько реальные достоинства гарнитур, сколько их доступность и укомплектованность.

Золотые слова:

Многим читателям вовсе безразлично, как выглядит текст, и такие непривередливые читатели заслуживают самой целесообразной и элегантной типографики.

Читатели рекламы, бульварной прессы, книг для библиофилов и для самих дизайнеров ждут от типографов чего-то другого, нежели бескомпромиссно удобочитаемой типографики.

Не удобочитаемостью единой жив читатель.

Поделиться
Отправить